Вертолет VIP-браконьеров могли сбить из винтовки

Так уж сложилось, что алтайские профессиональные охотники и егеря, те, что работают в охотничьих артелях, зарабатывая древним промыслом на хлеб насущный, очень не любят, когда в их владения вторгаются браконьеры. Конечно, своего местного или залетного «хулигана» можно привлечь к ответственности, а то и разобраться на месте по-простому. Но одно дело обычный «бракуша», без лицензии на отстрел палящий куда ни попадя, и совсем другое, когда на охоту выходят (а вернее, вылетают) VIP-персоны самого высокого ранга, для которых не писаны вообще никакие законы...
На днях было объявлено, что следствие о крушении вертолета на Алтае, в ходе которого погибло семь человек, в том числе и полпред президента России в Госдуме Александр Косопкин, закроют от прессы. В интересах этого самого следствия. А это значит, что тема VIP-браконьерства скорее всего будет замята: раритетных баранов признают покончившими жизнь самоубийством, а пассажиров рухнувшего вертолета - погибшими на служебном посту. Причина катастрофы тоже наверняка окажется банальной - какой-нибудь технический отказ, погодные условия или ошибка экипажа...
Однако фотоснимки, которые были сделаны в районе падения вертолета спасателями, говорят о том, что борт с чиновниками-охотниками падал не вертикально, а по касательной. Следовательно, до самого столкновения машины с землей двигатель работал и экипаж принимал все возможные меры для выравнивания вертолета, дабы смягчить удар. Об этом свидетельствует более чем 100-метровый след от фюзеляжа на рыхлом снегу склона горы. Именно в этом радиусе были найдены различные предметы, находившиеся на борту, и в том числе туши подстреленных алтайских горных баранов (Ovis ammon ammon), занесенных в «Красную книгу».
По свидетельству экологов, таких животных на Алтае осталось не более 200 голов. И именно найденные на месте катастрофы туши архаров свидетельствуют о том, что высокопоставленные чиновники занимались незаконным отстрелом редких видов животных, проще говоря, занимались браконьерством.
При этом практически все охотники и военные, с которыми удалось связаться корреспонденту «МП», считают, что вертолет... был сбит. Предположительно из трехлинейного карабина. Из этого мощного оружия, которого, к слову, предостаточно имеется на руках у местных охотников, вполне возможно сбить вертолет, если попасть ему в винтовой редуктор. А установить сразу по горячим следам, что причиной падения стала винтовочная пуля, довольно сложно.
Еще о том, что нештатная ситуация неожиданно возникла на борту вертолета, говорит тот факт, что второй пилот Максим Колбин в момент крушения находился не на своем месте, а в хвостовой части вертолета. Возможно, борясь за живучесть воздушного судна, первый пилот попросту мог приказать своему второму номеру покинуть кабину и занять более безопасное положение в салоне. Что, собственно, не только спасло ему жизнь, но и позволило избежать серьезных травм и потом даже отправиться искать помощь.
Военные пилоты-вертолетчики не раз рассказывали корреспонденту «МП», что еще в Афганистане, когда душманы сбивали наши вертолеты именно из винтовок, повреждая винтовой редуктор, вторые пилоты по приказу командира судна покидали свое место и уходили в хвостовую часть. Это было единственным шансом остаться в живых хоть кому-то. Еще одна особенность. При попадании пули или другого инородного предмета (это может быть даже птица) в винтовой редуктор, к которому крепятся плоскости несущего винта, машина, имея положительное горизонтальное движение, не падает сразу камнем вниз, а продолжает поступательно двигаться вперед, быстро теряя высоту. Перегрузки при этом не значительные, и кто-то из членов экипажа может покинуть кабину, перебравшись в более безопасное место.
Но вернемся к винтовочной версии. Ее, в частности, разделяют и местные природоохранники.
- Я не исключаю, что вертолет мог быть сбит кем-то из местных охотников, - поделилась своими предположениями с корреспондентом «МП» руководитель Амурского экологического клуба «Уликиткон» Наталия Калинина. - В стране кризис, а слуги народа устроили охоту на заповедной территории, на животных, внесенных в «Красную книгу», и с использованием вертолета, одно это тянет на уголовное дело по статье «браконьерство»! Была в тех местах, где упал вертолет. Знаю, что охота с воздуха с участием «узнаваемых» лиц там на потоке. И все попытки защитников природы остановить этот разбой оканчивались ничем. Вполне возможно, вертолет «случайно» сбили пулей из карабина местные... Вероятно, у кого-то просто не выдержали нервы от картины очередного беспредела. И сейчас, думаю, необходимо проводить расследование не столько по этому конкретно случаю - с мертвых мало что спросишь. Спрашивать надо с живых, с тех, кто организует охоты на «краснокнижников», кто обеспечивает крышу «випам» и т. д. Вот это сейчас главная задача.
Заметим, что подобные «воздушные охоты» с бортов «вертушек» практиковались еще в брежневские времена. Но, как отмечают старожилы, даже при Леониде Ильиче, который, как известно, был заядлым охотником, такого беспредела, как сейчас, не было. Тогда первые лица края и заезжие высокие гости из Москвы упражнялись по волкам - это было единственное животное, разрешенное к такому виду отстрела. Правда, еще с вертолетов отстреливали сайгаков, поголовье которых тогда в Казахстане превышало миллион голов. Но это была, так сказать, промышленная заготовка, официально разрешенная государством. Мясо отстреленных животных можно было свободно купить в той же Алма-Ате или Элисте...
Барана же снять проще, чем того же волка. «Вертушка» зависает, бараны сбиваются в кучу, и вам только остается выбрать наиболее ценный трофей из неподвижных целей (в отличие от барана волк продолжает бежать). Сотрудник Алтайского государственного заповедника Евгений Веселовский подтверждает: «Случаи браконьерства с использованием вертолета - частое явление на Алтае. Этим, как правило, занимаются состоятельные люди, приезжающие в регион специально ради охоты. Больше всего это возмущает местное население, которое все видит, а ничего сделать не может».
- Сейчас уже ни у кого не вызывает сомнения, что участники злополучной охоты занимались банальным браконьерством, - прокомментировал «МП» ситуацию председатель Амурского регионального отделения партии «Яблоко» Альберт Калашников. - Нынешние чиновники могут без проблем арендовать вертолет, нанять экипаж, обслуживающий персонал, фотографов, гармонистов и бить с вертолета все, что бегает по горам. Занесено животное в «Красную книгу» или нет, им без разницы. Мы намерены инициировать возбуждение уголовного дела по факту этой браконьерской охоты. Соответствующее заявление направлено в Генпрокуратуру РФ. Основанием послужили найденное на месте катастрофы спасателями МЧС оружие и несколько туш добытых алтайских баранов. Эти животные отнесены российским законодательством к 1-й категории статуса редких подвидов, численность особей которых уменьшилась до такого критического уровня, что в ближайшее время они могут исчезнуть. Действия высокопоставленных чиновников, устроивших незаконную охоту на особо охраняемой природной территории, подпадают под статью 258 ч. 1 и ч. 2 УК РФ - незаконная охота, совершенная группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.
Кроме того, Альберт Калашников сообщил корреспонденту «МП», что сам не раз бывал в этих местах и знает не понаслышке, что проблема браконьерства на животных, занесенных в «Красную Книгу», здесь стоит очень остро.
Кстати, в отрогах национального заказника Кош-Агачский до сих пор можно обнаружить обломки вертолетов таких VIP-охот, закончившихся для их участников трагично.
При этом Калашников не только подтвердил, но и аргументировал вероятность «винтовочной» версии:
- Сбить вертолет, используя нарезное оружие, вполне реально. Трехлинеек-нелегалок по тайге гуляет много. Эвенкийские охотники сбивают гусей влет, конкретизируя предварительно, какого из стаи сбить! Траппер (охотник на пушных зверей. - Авт.) - это не городской профан-«зенитчик» с гладкостволкой-пятизарядкой, он экономит заряды и бьет белке точно в глаз. Что искали «випы» в Кош-Агаче? С учетом стоимости часа аренды вертолета зверь должен был быть адекватным. Существует элитный международный охотничий клуб, члены которого для своего иерархического роста должны добыть восемь подвидов горного барана (самец с «призовыми» рогами). Обитают данные популяции в разных странах, и все они внесены в международную «Красную книгу». Охоты эти очень затратны, в России на них оформляются лицензии по отстрелу «в научных целях». Выдает лицензии Министерство природных ресурсов. Можно получить лицензию на любую краснокнижную дичь, обитающую в Российской Федерации, в том числе на амурского тигра и леопарда. Все зависит от предлагаемой суммы.
В общем, сегодня с уверенностью можно сказать лишь то, что летали чиновники скорее всего вообще не в «деловую» командировку, как сообщалось ранее, а пострелять редких животных и запечатлеть потом свою «героическую» охоту на фото- и видеопленку. Вот и поохотились...
Поделитесь с друзьями