Как отомстить мужу-изменнику?

Мы были женаты восемь лет. Восемь! И все эти годы мой муж Кирилл относился ко мне как к королеве. Я не преувеличиваю: дарил внезапные подарки, мы ходили на выставки, в дорогие рестораны, много путешествовали. Вечера никогда не были скучными посиделками перед телевизором. Он работал в фирме, занимавшейся поиском инвесторов, где был на хорошем счету. Шел на повышение, а потому не всегда возвращался домой вовремя, часто задерживался допоздна, мог внезапно сорваться в офис в субботу (зато воскресенье традиционно было «нашим» днем). Мне и в голову не приходило жаловаться на его эпизодическое отсутствие – оставалось больше времени на собственные проекты.

Я продолжала работать (я фотограф), хотя его заработка хватило бы на безбедную жизнь в нашем уютном домике. Просто работа, вся эта творческая суматоха и новые знакомства, приносила мне искреннее удовольствие. Кирилл поддерживал все мои начинания и никогда не возмущался моей независимостью. «Мне не нужна домохозяйка, я рад, что у меня такая интересная жена», – рассказывал он друзьям. Я платила ему чуткостью и столь же безграничным доверием. Может быть, зря.

У Кирилла был, как мне тогда казалось один недостаток – бывшая жена Татьяна. О ней он рассказал на одном из наших первых свиданий (кажется, на втором): скоропалительный студенческий брак в 20 лет, в пику родителям, потом «как то сама собой» родилась дочь. «Мы оказались настолько разными, что я был готов отдать ей все до последней копейки, лишь бы она бесследно исчезла из моей жизни». Она с дочерью вернулась к родителям в Калининград.

Начало конца

В 2015 году на майские праздники к нам заехали друзья. Мы жарили шашлыки, пили вино, потом начался дождь, и пришлось перебираться в дом. Миша, свидетель на нашей свадьбе, взял ноутбук мужа, чтобы включить музыку. Раздался звук – сообщение во «ВКонтакте», потом крик: «Тебе пишет какая-то Татьяна Селиверстова». Бывшая жена.

Кирилл вскочил с дивана и резко захлопнул ноутбук. Гости сразу стушевались, и через полчаса дома остались мы вдвоем. Тогда-то он признался, что Татьяна только что вернулась в Петербург, живет на съемной квартире в ужасных условиях и просит его помочь с ремонтом. «Да, я скрывал это от тебя, потому что знал твою реакцию и не хотел расстраивать!», – а ведь он всегда восхищался тем, какая я «понимающая».

В тот день мы поругались в третий раз за восемь лет. На следующий день вместо нашего традиционного воскресенья он поехал к ней – «починить проводку». Я ругала себя за лезущие в голову мысли: ведь он никогда не давал повода для ревности, у них с этой общая дочь, которая имеет право увидеть отца после стольких лет разлуки, и вряд ли у него вернуться чувства к мимолетной студенческой любви.
Оглядываясь назад, я понимаю, что надо было помириться и поехать вместе с ним, но гордость оказалась сильнее здравого смысла.
Кирилл вернулся в шесть вечера, бросил на пол сумку с инструментами и попросил прощения. Но через пару недель он начал меняться: то разговаривал со мной с несвойственным льдом в голосе, то наоборот, был невероятно учтив, даже больше, чем раньше. Я не имела обыкновения лазить в его телефон, но тут улучила минутку, пока он спал. «Введите пароль». Ну да, конечно. Чуть позже я залезла в его «Контакт» – их переписка исчезла из диалогов. Он сделал это, чтобы не нервировать меня? Ха-ха.

«Это может быть совпадением, – думала я, – ведь он так же возвращается домой ровно в восемь, так же проводит со мной все выходные». Но интуиция кричала: «Он лжет!». В конце концов я спросила в лоб:

– Что там у тебя с бывшей?

– Слушай, не знаю, я с того раза с ней не виделся. Писала, что теперь лампочки не лопаются каждую неделю, – невозмутимо ответил он. А потом процедил, – И между прочим, я не стал ремонтировать ее квартиру, пожалел твои чувства.

Тайное стало явным

После двух месяцев постоянных подозрений (он ни разу не попался) я почувствовала, что у меня едет крыша. Надо было действовать. Я решила проследить за Кириллом – перенесла запланированную на тот день съемку, и когда утром он поехал на работу, подождала 15 минут и отправилась следом.

Припарковавшись неподалеку от его бизнес-центра, я включила музыку и стала наблюдать. Около полудня он вышел из здания, сел в машину, я аккуратно двинулась следом, до последнего надеясь, что он едет на сделку или просто решил пообедать не в местном ресторане, но… он остановился у дома (действительно, ветхая хрущевка). У подъезда стояла женщина, на вид чуть постарше меня и совсем не похожая на «одинокую брошенку»: стройная, одетая со вкусом, с укладкой, явно сделанной не за пять минут. Ноющее чувство в сердце, не отпускавшее меня этим летом, трансформировалось в жжение. Рядом с его бывшей стояла насупленная девочка лет десяти. Он вышел из машины и галантно распахнул малышке заднюю дверь. Потом поцеловал Её в губы и усадил ее на переднее сиденье.

После такого я не смогла вернуться домой сразу. Около шести вечера я позвонила Кириллу и, едва сдерживая слезы, предательски дребезжащим голосом сообщила, что встретила после съемок подругу и решила остаться у нее. Теперь в его голосе мне слышалась нескрываемая радость, и я представила, как он привез Её к нам домой и трахает ее на нашей (больше нет) кровати.

Всю следующую неделю я старалась избегать его. Якобы получила большой выездной заказ и из-за этого возвращалась домой за полночь. На самом деле с утра я дежурила у его офиса, и каждый день он уезжал в 12 и возвращался через пару часов.
В четверг он привел Её (одну, без дочери) в парк у бизнес-центра – со своего места я видела, как они обнимались на скамейке. Он что-то рассказывал ей, оживленно жестикулируя, она покатывалась со смеху, а потом они целовались. Догадывался ли он, что я слежу за ним и нарочно вел себя так нагло?
А потом я обнаружила, что всегда пустая кладовка на цокольном этаже заперта. Что ж, ему надо было лучше прятать ключи. Она оказалась забита коробками – в них лежала посуда, игрушки, женские вещи. Её вещи. В какой момент он собирался выселить меня из нашего дома?

Сладкая месть

В следующий четверг Кирилл не моргнув глазом соврал мне, что ему нужно уехать в командировку на пару дней. Я, уже знала, что он оплатил два авиабилета до Барселоны (куда она собиралась пристроить на это время дочь, вот вопрос) – не стоило ему заходить в почту на нашем общем компьютере. Это был его первый прокол за все эти месяцы.

Я неспешно собрала все свои вещи, после этого заказала микрогрузовик для коробок, что хранились в подвале. Весь Её скарб до последней коробочки отправился в благотворительный магазин.

Этого было мало. Честно говоря, сперва хотелось разгромить весь дом, напихать колбасу или нарезку рыбы под половицы, окунуть его зубную щетку в унитаз или закидать машину пшеном. Но мстить так по-детски не хотелось. План идеальной мести созрел довольно быстро.

Помните, в начале своего рассказа я упоминала, что муж работает инвестором? За несколько месяцев до этого, устав ждать завтраками о повышении, которыми его кормило начальство, Кирилл с партнером решил основать свою фирму, попутно захватив с собой всю текущую инвесторскую базу. Мысленно он дал им сроки до нового года – не предложат повышение, и он уходит, предложат – останется. Потом эта мысль улетучилась: ему очень толсто намекнули о скором восхождении по карьерной лестнице.

Так вот, начальника Кирилла я знала хорошо – часто доводилось сопровождать мужа на новогодних корпоративах, да и в офис к ним, было дело, заглядывала. Я нашла его страницу на Фейсбуке и скинула ему скриншоты переписок Кирилла с его товарищем – тем самым партнером, с которым он, не стесняясь в выражениях, обсуждал уход из компании вместе с базой данных. Отправив доказательства его боссу, я погрузила вещи в машину и уехала, решив перекантоваться у подруги, пока не сниму квартиру.

Что было дальше?

На самом деле, я не ожидала такого эффекта от беседы с начальником Кирилла. Мне казалось, дело обойдется выговором, потерей доверия, в крайнем случае понижением. Но его уволили. Он, конечно, попытался воплотить идею о собственной конторе, но репутация в этом деле значит всё. А с моей подачи его и его товарища репутация ой-ёй-ёй как запятналась (перед другом Кирилла мне даже немного стыдно).
Со слов общих друзей я знаю, что он потратил на свой проект почти все сбережения и остался на бобах.
Кое-кто из наших друзей встал на его сторону. Дескать, «наказание не соответствует преступлению». А я считаю иначе – он получил по заслугам. За растоптанное доверие, за 8 прекрасных лет, перечеркнутых и опошленных в один момент. За трусость и гнусное предательство за спиной – ведь мог сказать мне обо всем в лицо, а не складировать ее вещи у меня за спиной. Если бы он честно признался, что у него снова возникли чувства к матери его ребенка, я бы поняла и тихо ушла из его жизни. Но он предпочел путь обмана и поплатился за это. Но даже отомстив, я никак не могу снова стать счастливой.
Подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен
Поделитесь с друзьями
  • Liza Bris
    С подлецами, надо по подлому, иначе не перевоспитаешь их. Будет хороший урок.
  • Ольга Уткина
    Я думаю правильно а то хорошо устроился на двух стулья сидеть нельзя и за обман и предатель он ! Свою первую предал и потом решил вернуться может сначала врал так и дальше будет их не остановить! Месть хорошая будет знать!
  • Olga Kazakovskaya
    Не жалко этого двуличного козла